Заметка о книге Александра Лурии «Маленькая книжка о большой памяти»

Александр Лурия: Маленькая книжка о большой памятиПочему-то сейчас захотелось перечитать эту маленькую книжку (действительно, маленькую — прочитал минут за двадцать), описывающую наблюдения известного психолога Лурии за выдающимся мнемонистом Шерешевским, о котором пишут:

Возможности его памяти не имели границ: он запоминал перечни, состоявшие более чем из 100 цифр, длинные ряды лишенных смысла слогов, стихи на незнакомом языке, замысловатые фигуры, сложные научные формулы. Он прекрасно воспроизводил все, что запомнил, даже в обратном порядке и даже годы спустя!

Обзавидоваться можно! И я в детстве, прочитав эту книжку, тоже потратил некоторое время на овладение эйдотехникой (по другим книгам). К счастью, далеко в этом не продвинулся – не шло.
Почему – к счастью? Да потому, что, перечитывая, заметил в книге Лурии то, что раньше ускользало под влиянием восторгов от выдающейся памяти.

…при первом знакомстве с Ш. он производил впечатление несколько несобранного и замедленного человека. Это проявлялось особенно отчетливо, когда ему читался рассказ, который он должен был запомнить.
Если рассказ читался быстро – на лице Ш. появлялось выражение озадаченности, которое сменялось выражением растерянности.
«Нет, это слишком много… Каждое слово вызывает образы, и они находят друг на друга, и получается хаос… Я ничего не могу разобрать.., а тут еще ваш голос… и еще пятна… И все смешивается».
Поэтому Ш. старался читать медленнее, расставляя образы по своим местам…

То есть Ш. всегда пытался запомнить каждое слово, сопоставив с ним образ, но совсем не подвергал текст логической обработке. Исследования Лурии это подтверждают. Вот эпизод: Ш. просят запомнить ряд слов. Он запоминает и воспроизводит. Через некоторое время его просят выписать из этого ряда только те слова, которые являются названиями птиц. Он удивляется: «Там были птицы?» Затем начинает называть птиц, но воспроизводя фактически весь ряд слов и уже только сейчас отыскивая в нем птиц.
Ну, и кому нужна такая память и такое неаналитическое восприятие информации? Разве что шпиону, выкрадывающему техническую информацию. Но на запоминание одной цифры Ш. тратил 2-3 секунды (для создания образа-эйдоса). Кто ж шпиону столько времени-то даст.
Короче, память Ш. можно сравнить с медленной-медленной флешкой (не в обиду Ш. сказано). И, следовательно, память такая может пригодиться только для эстрадных выступлений и как материал для исследований психологов, к сожалению. Этим Ш. и занимался.
Все-таки мне процесс восприятия информации нормальным человеком кажется более приемлемым. Процесс, в результате которого информация обрабатывается сразу по мере восприятия, выделяется и крепко запоминается главное, а остальное – детали, запоминаются со степенью крепости, зависящей от их связи с главным. Хотя полезно позже произвести переоценку фрагмента информации (главы или книги в целом, дня, или жизненного этапа). По результатам переоценки выделить новое главное, подсветить и закрепить в памяти некоторые «детали», потускневшие в результате неточной начальной оценки.
Бесспорно, что элементы эйдотехники хороши, когда нужно что-то просто вызубрить, да и мнемонические приемы полезны в некоторых случаях. Ну, про спектр, например, все знают, а вот еще — про десять знаков числа пи тоже легко запомнить: «Кто и шутя и скоро пожелаетъ пи узнать, число ужъ знаетъ».
Но главный элемент в компьютере, естественно, процессор, а не флешка с винчестером.